Главная
Новости
Биография
Хронология жизни
Премии и награды
Личная жизнь и семья
Друзья
Произведения
Постановки
Интервью
Интересные факты
Цитаты
Фотографии
Фильмы и передачи
Публикации
Разное
Группа ВКонтакте
Магазин
Статьи
Гостевая

На правах рекламы:

бревенчатые дома под ключ

купить зонт в киеве

Детские годы

В феврале 1927 года Луиса Сантьяга Маркес Игуаран, находившаяся на последних месяцах беременности, приехала в Аракатаку к родителям. Через несколько недель после этого, 6 марта в 9 часов утра у нее родился мальчик. Роды были осложнены тем, что шею ребенка обвивала пуповина. Позже писатель будет говорить, что именно по этой причине с раннего детства у него была развита боязнь замкнутого пространства — клаустрофобия. Во время рождения Габриэля Хосе Гарсиа Маркеса (именно так назвали младенца) в Аракатаке была гроза, что было нетипично для этого времени года.

Вскоре после рождения первенца его отец Габриэль Элихио, все еще обиженный на родственников жены, уволился с работы в Риоаче и приехал в Аракатаку, чтобы заняться здесь гомеопатией. Но не обладавший соответствующим образованием, да и не имевший достаточно средств, через несколько месяцев он отказался от своих планов и вновь уехал, в этот раз в Барранкилью. Луиса поехала с ним, при этом оставив своего сына Габито, которому было всего несколько месяцев, на попечении дедушки и бабушки.

Сложно понять, как молодая мать решилась оставить своего крошечного сына родственникам, но факт остается фактом. Луиса с мужем уехали в Барранкилью искать счастья, а Габито остался у дедушки с бабушкой. Через несколько месяцев Луиса вновь приехала к родителям, здесь у нее 8 сентября 1928 года родился второй сын — Луис Энрике. В январе 1929 года в Аракатаку приехал Габриэль Элихио, он забрал жену и новорожденного сына Луиса, вновь оставив Габо в доме его деда. Интересно, что Луиса Энрике окрестили перед отъездом, а Габриэль оставался некрещеным до трех лет, до июля 1930 года.

Габриэль Гарсиа Маркес позднее вспоминал, что его детство было очень одиноким. Хотя в большом доме его деда, полковника Николаса, всегда было много людей. Кроме Габо, здесь было еще двое детей: его родная сестренка Маргарита, которая появилась здесь, когда ему исполнилось три с половиной года, и его юная кузина Сара Эмилия Маркес — внебрачная дочь его дяди Хуана де Диоса, которую не приняла его законная жена Дилия. Дом полковника Николаса Маркеса в Аракатаке состоял из трех зданий и нескольких надворных построек на большом участке земли. В жилых зданиях были цементные полы, окна со стальными переплетами и антимоскитными сетками, красные цинковые крыши. В одном из домов находился кабинет Николаса Маркеса и небольшая гостиная, рядом был сад, в котором было много цветов. За садом было второе здание, в котором были три комнаты. Одна из них была спальней дедушки и бабушки, во второй комнате спал Габито. Вместе с ним ночевали либо его младшая сестренка Маргарита, либо двоюродная бабушка Франсиска Симодосеа, либо кузина Сара Маркес, а иногда и сразу все трое. В этой комнате сон ее обитателей охранял целый сонм святых, перед которыми стояли лампадки. Третья, «чемоданная», комната была местом хранения памятных вещей, которые семья Маркесов привезла из Гуахиры.

На территории усадьбы находился еще один дом, в котором было шесть комнат. Вдоль его фасада тянулась веранда с бегониями. В этом здании справа от входа были три комнаты справа от входа, а также гостиная и кабинет с другой стороны. Одна из комнат предназначалась для знатных гостей. Рядом была ювелирная мастерская полковника, ведь он до самой смерти занимался своим любимым ремеслом. Огромная столовая играла важную роль в жизни семьи. Рядом с гостиной была еще одна спальня, в которой когда-то жила, а потом и умерла сестра Транкилины, тетушка Петра Котес, которая была самым известным призраком дома, в этой же комнате умер и дядюшка Ласаро. Позднее там спал кто-нибудь из других тетушек. Была еще кладовая, иногда использовавшаяся как спальня для не очень знатных гостей, и огромная кухня, в которой царила бабушка Транкилина. На кухне бабушка и тетушки пекли хлеб и пирожки, делали самые разнообразные сладости для гостей и на продажу, которыми домашние слуги-индейцы торговали на улице, тем самым пополняя доход семьи Маркесов. На территории усадьбы был еще один внутренний дворик, в котором находилась купальня. Большой бак в этом дворике вмещал в себя пять бочек воды, которые ежедневно привозил водовоз, рядом был двор, в котором росло манговое дерево, там же был сарай, служивший плотницкой мастерской. В глубине усадьбы полковника Маркеса был довольно большой участок земли под названием Ла-Роса (Поляна). Здесь росли деревья гуайявы, из плодов которых бабушка Транкилина готовила сладости. Сильный аромат этих фруктов у Габито всегда будет ассоциироваться с ранним детством. В Ла-Роса рос огромный каштан, который позднее писатель описал в романе «Сто лет одиночества». Именно к нему в этом произведении приковали Хосе Аркадио Буэндиа.

Габито рос в окружении женщин. Главной хозяйкой в доме была бабушка Транкилина. Габриэль Гарсиа Маркес позднее вспоминал: «Если задуматься, на самом деле домом заправляла моя бабушка, точнее, даже не она сама, а некие таинственные силы, с которыми она постоянно общалась и которые определяли, что можно, а что нельзя делать в тот или иной день. Она давала толкование своим снам и организовывала домашний быт в соответствии с тем, что можно и что нельзя есть. Наш дом был своего рода Римской империей, управляемой птицами, раскатами грома и прочими атмосферными сигналами, объяснявшими любую смену погоды, любые перемены в настроении. В сущности, нами манипулировали невидимые боги, хотя предположительно все они были истинными католиками». Кроме бабушки Транкилины в пору детства Габито в доме жили три тетушки. Франсиско Симодосеа Мехиа, домочадцы ее называли тетя Мама. Она была кузиной полковника и единокровной сестрой его партнера Эухенио Риоса, с которым Николас Маркес работал в Барранкасе. Она выросла с ним в одном доме в Эль-Кармен-де-Боливаре и приехала за ним из Барранкаса в Аракатаку после убийства Медардо. Тетя Мама была очень смуглой, носила черную одежду, курила крепкие сигареты и была очень деятельной. Она постоянно заботилась обо всех членах семьи, водила детей в церковь и школу, купала их, заставляла молиться. Она всю свою жизнь прожила старой девой. Почувствовав приближение смерти, она стала шить себе погребальные одежды, как Амаранта в романе «Сто лет одиночества». Вторая тетушка Эльвира Каррильо (тетушка Па) была внебрачной дочерью полковника Николаса. Она родилась в Барранкасе в конце XIX века. В дом Маркесов приехала, когда ей было двадцать лет. Конечно, Транкилина была не рада ее появлению, но постепенно Эльвира стала в доме незаменимой помощницей, к ней стали относиться как к родной. Тетушка Па была неутомимой труженицей, при этом очень застенчивой, она практически не выходила на улицу. Третья тетушка — Венефрида (тетя Нана) была единственной законнорожденной сестрой Николоаса Маркеса. Она приехала в Аракатаку с мужем Рафаэлем Кинтеро. У них был свой дом, но большую часть времени она проводила в поместье брата. В доме полковника всегда было много служанок, в основном поденщиц, занимавшихся уборкой, стиркой и мытьем посуды. Несколько слуг-индейцев, живущие в доме, по сути, были рабами.

Маленький Габито поневоле сблизился с дедушкой, который был единственным мужчиной в доме, старый полковник стал для него образцом для подражания. Железной рукой полковник наводил порядок в доме, населенном женщинами, которых в поиске лучшей доли он привез в Аракатаку. Полковник был грубовато-добродушным и прямолинейным человеком, всегда высказывавшим свое мнение в категоричной форме. Николасу Маркесу было шестьдесят три года, когда родился Габриэль. Полковник повсюду брал с собой внука, все ему объяснял, если аргументов не хватало, он доставал словарь и доказывал свою правоту.

Рассудительный прагматизм полковника Николаса и суеверность и вера во все чудесное Транкилины Игуаран помогли Габриэлю сформировать свое собственное мировосприятие. Многие годы спустя в своих произведениях писатель создал особый стиль повествования, в котором отражались два совершенно разных способа осмысления действительности, свойственных его дедушке и бабушке.

В самом начале XX века Аракатака была небольшим поселком, в ней жили всего несколько сотен жителей, к 1913 году население увеличилось до трех тысяч человек. Это было связано с появлением в этом районе банановых плантаций. Они появились здесь по инициативе американской компании, и привели к быстрому развитию населенного пункта. В Аракатаке был очень влажный и жаркий климат, способствующий быстрому созреванию удивительно крупных и сладких бананов. К 1910 году через поселок уже пролегала железная дорога. Она шла до Фундасьона — последнего города на территории «банановой зоны». В городке были свои развлечения. По воскресеньям на главной площади играл оркестр, устраивали лотерею. С 1915 года стали проводиться карнавалы.

Аракатака по площади была небольшой, всего десять кварталов, машин в ней было совсем мало. Отдельно был небольшой поселок, в котором жили семьи руководителей американской банановой компании, там был загородный клуб с газонами, теннисными кортами и плавательным бассейном. Именно здесь маленький Габо впервые увидел «красивых томных женщин в муслиновых платьях и широкополых шляпках из кисеи, золотыми ножницами подрезающих цветы в своих садах».

В 1928 году эпоха процветания Аракатаки резко оборвалась. Для строительства железых дорог, создания каналов для полива, посадки и сборки урожая бананов американской компании требовалось все больше людей. К концу 1920-х годов рабочие основали профсоюзы и в ноябре 1928 года выдвинули ряд требований: повысить зарплату, уменьшить рабочий день, улучшить условия труда. Руководство отказалось, тогда рабочие, которых к тому времени было около тридцати тысяч человек, устроили забастовку.

Бастующие заняли плантации, в ответ правительство президента Мигеля Абадиа Мендеса отправило в Санта-Марту солдат под командованием генерала Карлоса Кортеса Варгаса, наделив его особыми полномочиями. На рассвете 2 декабря 1928 года три тысячи рабочих прибыли в Сьенагу с намерением захватить город, контролировать железную дорогу. Противостояние бастующих и регулярной армии закончилось массовым расстрелом рабочих, который позднее Маркес красочно описал в своем романе «Сто лет одиночества», при этом назвав число в три тысячи человек. Сколько на самом деле было погибших, до сих пор неизвестно. Эти трагические события привели к кризису в регионе. Кроме этого, началась Великая депрессия, Аракатака стала приходить в упадок. Начало этого периода совпало с детством Гарсиа Маркеса и последними годами жизни его деда.

Габриэль Элихио, отец Габито, в своей жизни так и не смог добиться успеха в делах. Его семья жила в бедности. В Барранкилье он открывал скобяную лавку, потом аптеки, в которых торговал гомеопатическими препаратами, его предприятия быстро прогорали. В 1934 году семья из-за нищеты была вынуждена вернуться в Аракатаку, к родителям Луисы. Тогда в семье было уже пятеро детей, двое старших, Габито и Марго, жили у дедушки. В 1935 году полковник Николас упал с дерева, на которое поднялся по лестнице за домашним попугаем. После этого его здоровье резко пошатнулось, и отец маленького Габриэля, так и не сумевший найти себе место под солнцем, в очередной раз переехал, старшего сына он забрал и увез на родину, городок Синсе, в котором жила его мать и ее многочисленные незаконнорожденные дети. В марте 1937 года от бронхопневмонии умер полковник Маркес. Габриэь Элихио забрал Луису и всех детей в Синсе. Через несколько месяцев, так ничего и не добившись, семья вновь вернулась в Аракатаку. Габриэль Элихио отправился в Барранкилью в поисках заработков. С собой он взял только Габито, которому в то время было одиннадцать лет. В 1938 году семья в полном составе переселилась в Барранкилью, вскоре отец семейства оставив их без средств к существованию, отправился в поисках работы. Габито ходил в школу и тогда же он начал подрабатывать, чтобы помочь матери. Вернувшись по настоятельному требованию жены, Габриэль Элихио затеял очередной переезд, в этот раз в небольшой городок Сукре. Луиса настояла, чтобы старший сын пошел учиться в школу Сан-Хосе в Барранкилье. До этого мальчик часто менял школы, поэтому, несмотря на живой ум, он сильно отстал от сверстников. В Барранкилье он жил в доме дальних родственников. Очень быстро он достиг больших успехов в учебе. Именно в этот период он начал писать небольшие заметки о школьной жизни, в ученической газете были опубликованы его первые стихи. Но в 1942 году он неожиданно бросил школу и принял решение ехать учиться в Боготу, столицу Колумбии в надежде поступить в один из колледжей и получать стипендию, так как денег на его учебу у родителей, естественно, не было.

ГГМ в тот день, когда ему исполнился один год. Эту фотографию ГГМ выбрал для обложки автобиографии (2002)

В пять лет. 1932 г.

Яндекс.Метрика Главная Обратная связь Книга гостей Ссылки

© 2017 Гарсиа Маркес.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.